Парадная ул., дом 3, корпус 2, офис 178Н

Правительство должно обязать собственников жилья открывать для прохода сквозные дворы

Опубликовано 20 июня 2015

Закрытие городских дворов собственниками жилья лишило горожан привычных маршрутов. Такого ограничения городского пространства город не видел с XIX века. Правительство города должно обязать горожан открывать для прохода сквозные дворы. А в центре – создать пилотный «открытый квартал» с магазинчиками и кафе на первых этажах, лавочками и зелеными зонами. К такому выводу пришли эксперты, приглашенные «Фонтанкой» на круглый стол о проблемах дворовых пространств.


Из-за массовой установки решеток и заборов на входах во дворы в 2000-е годы Петербург практически лишился огромных по площади пространств. Прервались знакомые маршруты. Закрылись внутриквартальные общественные пространства. Такого город не видел с XIX века. Между тем дворы – единственный потенциал развития города как комфортного и открытого пространства. Города не для машин, а для пешеходов.

Петербургские дворы никогда не закрывались для горожан наглухо. До 1917-го года собственники домов были обязаны открывать дворы, рассказал Никита Явейн, руководитель архитектурного бюро «Студия 44». Правда, с условиями: с 6 утра до 12 ночи и с фейсконтролем, который осуществлял дворник. После революции правила отменили. Все внутриквартальные пространства стали доступными для горожан и зажили будничной советской жизнью. Однако с 1990-х ситуация начала стремительно меняться. К настоящему времени в «золотом треугольнике» проходными остались только дворы Капеллы, благоустроенные за счет бюджета. Все остальные пространства закрылись. И первыми это сделали даже не жители, а федеральные ведомства, арендующие здания в историческом центре.

В результате город оказался катастрофически неудобен для туристов и пешеходного передвижения. В Петербурге из-за наличия большого количества усадеб исторически сложилась очень крупная нарезка кварталов, а достопримечательности и социальная инфраструктура «раскиданы» по центру.

Город нуждается в открытии дворов. Согласно исследованию института урбанистики «Среда», пешеходные потоки во дворах Капеллы не уступают по интенсивности Дворцовой площади. «Любые градостроительные решения должны опираться на то, что мы считаем ценным для города. Связность – это ценность для городского пространства. Вторая ценность – наличие общественной жизни и коммуникаций. Третья — разнообразие. Дворы – это еще один тип городского пространства. И чем больше разнообразия, тем лучше для города», – перечисляет Олег Паченков, программный директор института «Среда».

Но вот как это сделать? У большинства горожан нет средств и желания по аналогии с XIX веком содержать консьержа. За закрытием дворов стоят глубокие социальные проблемы. «Любой городской праздник от пивного фестиваля до салюта. Двор превращается в общественный туалет и помойку, которую после этого нужно еще месяц разгребать. Второе – безопасность. Если не накладываются ограничения, дворы облюбовывают асоциальные элементы», – говорит Александр Кононов , зампредседателя петербургского отделения ВООПИиК. Фактически речь идет о повышении культуры горожан, создании общественных пространств для отдыха и социальных учреждений.

Как открыть замки


Возвращение дворов в городскую жизнь должно начаться с эксперимента, предлагает Никита Явейн. Архитектор предлагает открыть в обязательном порядке на дневное время 5-6 дворов в районе Большой Конюшенной улицы. И создать городскую программу по включению первых этажей этих дворов в общественную жизнь города. Тогда повысится стоимость жилья во вторых и третьих дворах, а «защищать» жителей от хулиганства будут кафе и магазины на первых этажах. Плюс хорошее освещение, видеокамеры и оперативная работа полиции.

Во-вторых, обязать горожан обеспечивать проход по сквозным дворам и заставить «открыться» федеральные структуры. «Нужно обязать их выводить какие-то функции в первые этажи и осуществлять коммуникации. Институт археологии на Дворцовой набережной — откройте двор, покажите, что раскопали, чем вы занимаетесь. То же самое – Дом ученых, Союз реставраторов, Эрмитаж... Везде замок на входе», – возмущается Никита Явейн.

С остальным историческим центром сложнее. Едва ли удастся заставить горожан сносить решетки принудительно. Это неизбежно приведет к конфликтам, уверены эксперты. Больше того, может не всем и нужно открывать ворота. Или, по крайней мере, не сразу. «Это не может быть одной ценностью на всех. Просто потому, что дворы разные», – говорит Олег Паченков. На основе социальных и архитектурных исследований эксперт предлагает разбить дворы на 10-15 типов и для каждого разработать собственное решение по развитию. Затем начать их внедрять постепенно, как пример, – с демонтажа решеток, разделяющих дворы внутри квартала.

А параллельно усилить требования к благоустройству. «В прибалтийских странах – Латвии, Литве, введены минимальные нормы содержания дворов – чтобы не было мусора, был подстрижен газон. За нарушения – штраф», – предлагает позаимствовать Елена Мургина, директор по маркетингу «Плаза Лотос Груп».

Третий путь — начинать благоустраивать дворы в центре под эгидой общественной инициативы и демонстрировать этот опыт горожанам, поощрять конкурсами и грантами, предлагает Красимир Врански, основатель движения «Красивый Петербург». «На данный момент общение с муниципалами и городской властью – это потеря времени. Проекты можно реализовать только через общественный запрос и конкретное применение. Когда мы сядем с чиновниками за один стол и покажем двор, как на Итальянской, 9, – перечислят сто законов, почему это реализовать нельзя», – говорит он.

Вернуть инвестора


Едва ли не каждый двор в центре представляет собой асфальтовую парковку. В этом случае надо действовать решительно. Парковку во дворах и в центре нужно ограничить, уверен Никита Явейн. Тогда сразу и место появится. Паркинги сегодня не строят только потому, что никто их не покупает, аргументирует эксперт.

Второе — стесненность пространства. Архитекторы настаивают на разрешении сноса хозяйственных построек и некоторых флигелей. «Ситуация с обязательством сохранять дома постройки до 1917-го года – явная глупость. Сегодня есть система снятия историчности через Росреестр. И это вопрос порядочности застройщика», – говорит Явейн. Полный запрет на снос приводит к появлению незаконных схем. Городу необходима полная инвентаризация и создание единого перечня всех охраняемых зданий и пространств с предметами охраны, – утверждает архитектор.

Тут же дискуссия уходит в сторону общих проблем центра. В нем насчитывается около тысячи бесхозных зданий, называет цифру Красимир Врански. А состояние застройки и вовсе – загадка. Качественные технические обследования не проводятся, плановые капитальные ремонты – тоже. «Посмотрите на дворы в районе Обводного канала, Лиговского проспекта. Там десятки аварийных зданий и их нужно расселять. При нынешних нормах реконструкции девелоперам это неинтересно – экономики в этом нет. Но и для бюджета это обойдется в триллионы», – объясняет Вячеслав Семененко, управляющий партнер КБ «ВиПС».

Усиление государственной охраны, сложность административных процедур и усилия градозащитников фактически «выжили» из исторического центра всех девелоперов. Бизнес ушел в поля Ленобласти, реконструкция центра фактически остановилась, говорит Семененко. «Вместе с собственником дома Кавоса (Садовая, 73. – Прим.ред.) мы посчитали стоимость реконструкции – всех проектных, исследовательских и строительных работ. И сравнили с оптимистичной ценой продажи – даже в ноль не вышли», – согласен Никита Явейн.

Фактически решения, что делать с историческим центром, нет. Работы стоят, дома ветшают. Эксперты предлагают искать средний путь – снижать охранные нормы для внутриквартальной застройки «дальнего центра» и одновременно субсидировать застройщиков. Только так можно будет и минимизировать расходы бюджета, и сохранить государственный контроль за работами. Но и то, и другое в нынешних условиях больше похоже на пожелания Деду Морозу. Снижение требований и выделение субсидий политически непопулярно.

Придется договариваться


Градозащитники со снижением норм категорически не согласны. «Я все время слышу – давайте разрешим сносить исторические здания. Да не разрешим, пока не найдем нормальный способ работать с этими зданиями, чтобы мы сохранили историческую среду. Уже видели, как инвесторам отдавали целые кварталы. Конногвардейский, 5, – Галерная, 6, – уничтожен тотально, вбит абсолютно новый дом. И кому от этого стало хорошо?» – не согласен Александр Кононов.

Центру нужны четкие и строгие правила работы застройщиков. И вырабатывать их придется общественности совместно с девелоперами, уверен Кононов. «Пока мы не договоримся и не предложим власти варианты – от нее самой ничего не придет. Это абсолютно мертвый организм в плане выработки новых идей и предложений», – говорит он.

Вот только как, кто и когда будет фиксировать новые нормы, непонятно. «Вал запретительных мероприятий происходит оттого, что мы, наконец, поняли, чего делать не нужно. Но так и не сформулировали, что же необходимо. Нет экспертного знания, понимания того, как город должен развиваться. Должен произойти следующий шаг накопления компетенций – до этого будем запрещать», – поясняет Олег Паченков.

Предложения по развитию центра города могли бы строиться на результатах научного исследования, предлагает Вячеслав Семененко. «Это задача для команды из технических специалистов, транспортников, социологов, архитекторов, международных экспертов, объединенных единым интегратором, – к примеру, проектным институтом. Задача составить сценарные планы развития центра, проработав подробно систему приоритетов, корректировку законодательства, экономические расчеты стоимости реконструкции и расселения. Это, как минимум, год работы», – объясняет он. Затем документ должен пройти все возможные общественные обсуждения. «По такому пути прошел «Большой Париж». И он стал не просто генеральным планом развития – он стал инструментом общественного согласия», – говорит Семененко.

К работе над исследованием можно привлечь и бизнес. «Если такое исследование будет основополагающим документом, фиксирующим договоренности между обществом, властью и бизнесом, он будет выгоден всем трем сторонам», – согласна Елена Мургина.

Попытку комплексной реконструкции двух центральных кварталов – «Конюшенной» и «Северной Коломны» уже предпринял Смольный. Однако работа наткнулась на сопротивление местных жителей (их изначально не привлекли к обсуждению проекта) и на непрофессионализм исполнителей. Эксперты недовольны итогами проведенного обследования зданий. «Проделанная работа не дает никакой информации – ни конкретных участков дефектов, ни определенных аварийных конструкций. Непонятно, зачем были потрачены такие деньги (около 350 млн рублей. – Прим. ред.)», – говорит Кононов. Фактически громкая идея обновления и оживления городского пространства ужалась до капитального ремонта нескольких аварийных домов.

Петербургские дворы не вернутся в городское пространство без начала развития центра в комплексе – со свободным доступом на набережные, открытыми скверами, предсказуемым общественным транспортом и упорядоченной парковкой. Казалось бы безобидная проблема благоустройства и закрытия дворов уперлась в осмысленную градостроительную политику или ее отсутствие. Участники круглого стола «Фонтанки» согласились с необходимостью диалога городских сообществ, власти и бизнеса для поиска ответов на эти вопросы.

Антонина Асанова, «Фонтанка.ру»